07.01.2016

Методы

Консультирование возникло благодаря переносу методов психотерапии в сферу не связанную с непосредственными лечебными задачами.

Большое количество психически здоровых людей сталкивается с ситуациями, когда решить проблему самостоятельно довольно сложно.

Тупик в ситуации взаимоотношений, кризис личностного развития, разочарование в прежних моделях отношений и ценностях требует новых ресурсов и внешнего взгляда на источники собственных проблем. Для ответственного консультирования специалисту важно иметь специальные навыки в организации процесса самоисследования у клиента, чтобы активизировать внутренний поиск и найти точки, в которых его потенциал заблокирован противоречиями и распутать «гордиевы узлы» самопонимания и тем самым высвободить ресурс.

Я получил базовое образование в области применения гештальт-подхода при самом широком спектре проблем (индивидуальное консультирование, работа с парой и семьей, организациями), и с 1995 года начал учебную практику в этой области, с 1998 активно консультирую индивидуально, провожу группы в гештальт-подходе (в стационарах,преподавая в институтах и на кафедре психотерапии, центрах психологической и психотерапевтической помощи).

 Параллельно я практиковал клиническую психотерапию,личностно-ориентированную патогенетическую психотерапию, с использованием других методов, более соответствовавших клинической задаче (когнитивно-поведенческая психотерапия, например, на мой взгляд, необходима в терапии тяжелых психических расстройств и зависимостей, эриксоновская гипнотерапия может быть полезна при работе с расстройствами сна и психосоматикой, а также у клиентов, не настроенных на самораскрытие и самоисследование).  

На мой взгляд, принципиально важно, чтобы клиент был информирован о сути и философии применяемой методики, и придерживался модели сотрудничества с консультантом, тогда эффект будет достигнут быстрее и точнее.

Консультирование- это построенный на взаимном сотрудничестве специалиста и клиента поиск новых решений в сложных жизненных ситуациях.

Иногда специалист может применять экспертное консультирование на основе собственных знаний (имея багаж знаний в области индивидуальной и семейной психологии, психопатологии и оргразвития), но в основном это применение методик, направленных на исследование процесса взаимодействия с самим собой и другими людьми в беспокоящей трудной жизненной ситуации. Осознание характера сложностей ведет к изменению ситуации в целом, причем часто не только в заявленной проблемной области, но и в других сферах жизни.

В нашей стране психотерапия де-юре относится к сфере медицины. Но  регуляция медицины давно отстает от требований современности, потому что осуществляется административно чиновниками министерств, а не профессиональным сообществом.Под видом оптимизации сокращаются достижения советского периода, выделяемые правительством деньги расходуются неэффективно,абсурдным образом, несмотря на декларации исполнительной власти нарастает вал бумагооборота и сверхрегуляции деятельности.Психиатр уже давно превратился в писаку-бумагомарателя, из-за того,что под видом защиты прав пациентов придумываютсявсе новые  абсурдные ограничения.Известны случаи, когда работающие психотерапевтические центры были оштрафованы за несоответствие ГОСТу дезинфекционных растворов и бактерицидных ламп.Какое отношение это имеет к сути деятельности? Медицинская регуляция психотерапевтической деятельности завела клиническую психотерапию в тупик за счет большого количества бюрократических препонов,не имеющих отношения к интересам клиента или пациента, а ориентированных на удовлетворение наполеоновских фантазий чиновников от здравоохранения.  

Это привело к нелепому перекосу: лицензируются не специалисты, а помещения. В тоже время психотерапевтом себя может назвать специалист без всякого образования в области психологии и психиатрии, что конечно, снижает качество услуг за счет откровенного непрофессионализма.

В результате врачей-психотерапевтов стали замещать практические психологи, которые оринетировались не на архаичные регламеныт МинЗдрава, а на интересы потребителей услуг(клиентов и пациентов), и не имели абсурдных обременений в виде требований к помещениям и документообороту. Развитие скайп-консультирования обеспечивает большую доступность психологических  услуг населению, при минимуме административных барьеров.К сожалению,эта деятельность развивается в нашей стране не благодаря, а вопреки государственному регулированию. Несмотря на декларации о передаче регуляции профессиональным сообществам, этот процесс тормозится чиновниками на разных уровнях, прежде всего теми из них, кто психологически "застрял в прошлом" и не хочет принимать существующую действительность.Во многом так случилось потому,что те, кто занимался регуляцией психотерапевтической деятельности, как правило, не вел собственной психотерапевтической практики.

Но и формальное образование у нас в стране часто построено так, что специалист-психиатр или психолог  получает набор теоретических знаний в области психотерапии без всякого опыта личной практики и супервизии со стороны опытных коллег (однако это дает ему допуск к практике в лицензированной организации).

В то же время сфера применения методов терапии (гештальт-терапии, психоанализа, бихевиоральной терапии) вышла за пределы исключительно медицинской модели.

Данные методики широко применяются вне медицинской деятельности: в личностном консультировании в сложных жизненных, экзистенциальных и организационных ситуациях (консультирование и коучинг), консультировании пар и семей, работе в тренинговых группах развития навыков.

Таким образом,важно  уточнить, психотерапия является видом деятельности, а не сугубо медицинским вмешательством, и развитийная, психологическая модель терапии становится все более востребованной и в нашей стране. Медицинская модель, ограничивая отношения моделью  "врач-пациент",  косвенно способствует поддержке регрессии, вторичной выгоды роли больного, и ограничивает диапазон эффективности психосоциального вмешательства, направленного на изменение системы отношений,личностный рост и развитие.

В нашей стране также наметилась тенденция по переводу психотерапии в разряд самостоятельных специальностей, и в соответствии с ФЗ №315 регулирование профессиональной деятельности в области вневедомственной психотерапии передается саморегулируемым профессиональным сообществам от ведомственных бюрократов, что является безусловно прогрессивным шагом для развития подлиннно профессиональной практики в условиях современного, быстро менющегося мира.

В Европейской Ассоциации Психотерапевтов сформулировали более ясные критерии допуска к профессии, получившие название Страсбургской декларации по психотерапии, принятой в 1990 году:

1.1. Психотерапия является независимой научной дисциплиной, практическая деятельность в которой представляет собой независимую и свободную профессию.

1.2. Психотерапевтическое образование осуществляется на квалифицированном научном уровне.

1.3. Гарантируется и обеспечивается разнообразие методов психотерапии.

1.4. В психотерапевтическом процессе образование осуществляется в полном объеме и предусматривает теорию, личный опыт, практическую деятельность под супервизией. Приобретаются необходимые знания дальнейших психотерапевтических процессов.

1.5. Доступ к образованию предоставляется специалистам, которые имеют предшествующую подготовку в разнообразных областях гуманитарных наук.

Таким образом в традиционном понимании, психотерапия чаще применяется в комплексном лечении психогенных расстройств(неврозов, психосоматических расстройств, зависимостей).

Консультирование же чаще применяется в работе со здоровыми людьми, испытывающими затруднения и желающими преодолеть их.

Однако есть и другое понимание, согласно которому, психотерапия предполагает исследование глубинных механизмов психики, анализ мотивов и интрапсихических конфликтов, дисфункциональных когнитивных схем,в то время как консультирование направлено на преодоление и разрешение конкретной жизненной ситуации, а также поиск новых внутренних ресурсов.

На каком-то этапе жизни почти каждый взрослый человек нуждается в специалисте, который бы способствовал лучшему самопониманию,  и поддерживал поиск оптимальных моделей приспособления к текущей жизненной ситуации. А она очень разнообразна и почти всегда изменчива. Не наши проблемы носят постоянный характер, это мир меняется, а мы не всегда успеваем это отследить.

Иногда под консультированием понимают именно экспертное консультирование (информирование),а не работу с процессами клиента. Чтобы не стать жертвой коллизий понимания, консультант заключает с клиентом индивидуальный устный контракт, в котором сформулированы цели консультирования и методы и средства их достижения. Ниже приведено краткое описание основных методов консультирования и психотерапии,применяемых мною в нашей совместной работе. 

ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В  КОНСУЛЬТИРОВАНИИ И ПСИХОТЕРАПИИ

(ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ)

 Гештальт-терапевты исходят из того, что любое  поведение или переживание ставшее «проблемным», связано с предыдущим приспособлением к условиям среды, которое уже утратило свою актуальность и  сохраняясь, приводит к прерыванию удовлетворения значимых потребностей. Привычное прерывание удовлетворения потребностей ведет к развитию расстройств.

Невротические механизмы являются своего рода уступкой ситуации, попыткой пережить психотравмирующий опыт, получаемый в результате социализации,  с  использованием  минимальных средств. Однако дальнейшее усиление механизмов приводит к утрате сознательной связи между реакцией и ситуацией, интрапсихический конфликт теряет свою остроту и проявляется, скрыто, за фасадом психологических защит (в терминологии гештальт-терапии механизмов прерывания контакта).  За счет  попыток изменить собственную реакцию без изменения механизмов, вызвавших ее к жизни, пациент, страдающий неврозом, лишь усиливает расщепление своей личности.

Энергия потребностей, неудовлетворенных за счет прерывания процесса контакта, находит символическое выражение в невротическом или психосоматическом симптоме. Осознавание процесса контакта с объектами внешней среды или внутренней среды (или в терминах гештальт-терапии событий на границе - контакта «организм-среда»)  позволяет пациенту получить возможность выбора между привычным, автоматизированным способом реакции и способом реакции, более точно отражающим контекст ситуации настоящего, и выработать новое поведением или отношение, более соответствующее этому контексту. Осознанность (awareness) предполагает полное переживание своего опыта, а не только когнитивное знание о проблеме или механизме прерывания.

В процессе гештальт-консультирования консультант позволяет клиенту осознать ресурсы собственного скрытого(имплицитного) знания, содержащего ответы на проблемные вопросы текущей жизненной ситуации, а также полнее раскрыть природу тех внутренних противоречий, которые мешают клиенту совершить оптимальный для него выбор и тем самым удерживают проблемную жизненную ситуацию в неизменном виде.

На что обращает внимание гештальт-терапевт?

На самое ключевое переживание клиента во время его рассказа о беспокоящих переживаниях. Признаки ключевого переживания достаточно просты:

  • оно касается той темы, которую клиент начинает раскрывать первой;
  • когда оно проявляется, у клиента возникают признаки интенсивных эмоций (напряжение в теле, учащенное дыхание, меняется тон и интонации высказываний);
  • и о чем бы другом клиент ни говорил, он будет возвращаться к этой ключевой теме. Терапевт просит клиента задержаться в этом ключевом переживании и позволить прийти воспоминаниям, связанным с ним.

  Гештальт-терапевты исходят из того, что любое  поведение или переживание ставшее «проблемным», связано с предыдущим приспособлением к условиям среды, которое уже утратило свою актуальность и  сохраняясь, приводит к прерыванию удовлетворения значимых потребностей.Как говорит древняя пословица,

«Посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу».

И как следствие – развитию патологии невротического или психосоматического характера. Невротические механизмы являются своего рода уступкой ситуации, попыткой пережить психотравмирующий опыт, получаемый в результате социализации,  с  использованием  минимальных средств. Однако дальнейшее усиление механизмов приводит к утрате сознательной связи между реакцией и ситуацией, интрапсихический конфликт теряет свою остроту и проявляется, скрыто, за фасадом психологических защит (в терминологии гештальт-терапии механизмов прерывания контакта).  За счет  попыток изменить собственную реакцию без изменения механизмов, вызвавших ее к жизни, пациент, страдающий неврозом, лишь усиливает расщепление своей личности.                                                                                                            

Фокусируя клиента на переживании во время индивидуальной сессии, гештальт-терапевт способствует объединению рассуждений клиента о ситуации и жизни в целом и его энергии, которая содержится в эмоциях и переживаниях.

Главным фокусом внимания терапевта и клиента является не содержание высказывания, а тот процесс переживания, который происходит во время высказываний.

Кратко суть его выразил сам Перлз в наиболее кратком определении гештальт-терапии: «I and Thou, How and Now» («Я и ты, здесь и как?»). Что делает клиент, когда говорит? Переживает ли он свои слова, действительно ли он настроен что-либо изменить в своей жизни, или просто рассуждает? Что чувствует он в процессе рассказа? Выражается ли он ясно и полно, или что-то недоговаривает и утаивает? Говорит от своего лица или говорит о людях вообще?

Современный гештальт-подход интегрирует теоретические и практические наработки психодинамической психотерапии,с которой он связан по рождению.В частности, в понимании патологии используются некоторые идеи Эго-психологии, структурного подхода Маргарет Малер и Отто Кернберга, теории привязанности Джона Боулби и Мэри Эйнсуорт.

Основной задачей гештальт-терапии является помощь, оказываемая клиенту, в осознавании собственных потребноcтей и способов их удовлетворения в контакте  с окружающим миром, исследование и экспериментирование  в поиске творческого присособления к уникальной жизненной ситуации. Гештальт-терапевт обращает внимание на повторяющиеся паттерны контакта клиента и способов удовлетворения потребностей, в ситуации жизни клиента "там-и-тогда" и ситуации взаимодействия с терапевтом "здесь-и-сейчас", совершая так называемое "челночное движение" между различными частями опыта. Осознавание  клиентом способов прерывания удовлетворения собственных потребностей  позволяет ему обрести свободу выбора в актуальной и беспокоящей клиента жизненной ситуации.

Подробнее техники гештальт-терапии вы можете изучить в соответствующем руководстве.

Принципы философии гештальт-терапии, сочетающей прагматизм, реализм и относительность(релятивизим), в самых общих чертах отражены Клаудио Наранхо:

— Живи сейчас! Заботься прежде всего о настоящем, а не о прошлом и не о будущем.

— Живи здесь! Обращайся прежде всего тому, что присутствует, а не тому, что отсутствует.

— Перестань воображать вещи. Будь в контакте с тем, что реально.

— Перестань воображать вещи, в которых нет необходимости. Вместо этого пробуй и смотри.

— Выражай чувства вместо того, чтобы манипулировать, объяснять, оправдываться или осуждать.

— Отдавайся боли и страданию также, как отдаешься удовольствию.

— Не ограничивай свое сознание.

— Не принимай долженствования, которые другие навязывают тебе.

— Прими себя таким, какой ты есть.

— Живи опытом, а не теорией.

— Живи, основываясь на интуиции, синтезе сердца и ума.

— Правда субъективна и сильно подвержена влиянию времени и ситуации.

— Живи с воодушевлением!

Парадоксальная теория изменений

В гештальт подходе существует так называемая парадоксальная теория изменений,сформулированная Арнольдом Бейссером в 1974 году, согласно которой,изменения наступают не в результате механических попыток измениться, а в результате полного переживания того, что есть.С точки зрения гештальт-подхода проблема или симптоматийное поведение возникает вследствии жесткого(ригидного) отождествления с какой либо полярностью нашего жизненного выбора. Попытка избавиться от проблемы или симптома без учета факторов, их породивших, может усилить расщепление между сознательными намерениями и отторгнутыми на сознательном уровне импульсами.В результате работы этих импульсов мы очень часто "хотим как лучше, а получается как всегда". Гештальт-подход предлагает пусть интеграции, усиления самопонимания, а симптоматийные переживания или расстройства трактует как сигналы невыраженных и не распознанных, заблокированных автоматизмами психологических механизмов защиты потребностей.Поэтому гештальт-терапевт побуждает своего клиента к исследованию любого беспокоящего проявления в контексте его текущей системы отношений( ситуации социального поля), чем способствует интеграции с отчужденными импульсами и переживаниями.Если направление выбирается верно, симптом или проблема уходят как побочный эффект проводимой гештальт-терапии.

 КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД

Сутью когнитивного подхода является выявление иррационального, некритического дисфункционального мышления, оставленного нам в наследство значимыми людьми, повлиявшими на наше развитие и формирование. Когнитивный терапевт проводит анализ поведения клиента в конкретной ситуации, побуждая клиента к выявлению автоматических мыслей, лежащих в основе проблемных эмоциональных и поведенческих реакций. По мере роста осознавания этих процессов, происходит "покадровый анализ" мыслей и становится очевидным причина проблемного поведения.Особенно эффективной когнитивная терапия является в случае расстройств настроения и нарушений контроля импульсов, к которым относятся все виды зависимостей( химических и нехимических).

В отличие от психоаналитической терапии содержание когнитивной терапии определяется проблемами «здесь и сейчас». Не придается большого значения детским воспоминаниям пациента, если только они не помогают прояснить текущие наблюдения. Важнее исследовать, что думает и что чувствует клиент во время сессии и в перерывах между сессиями. Когнитивный терапевт, активно взаимодействуя и сотрудничая с пациентом, исследует его психологические переживания, намечает план действий для пациента и дает ему домашние задания.(цит.по Ковпак Д.В.,2009).

От ортодоксальной поведенческой когнитивную терапию отличает большее внимание к внутреннему (психическому) опыту, мыслям, чувствам, желаниям, фантазиям и установкам пациента. В целом стратегия когнитивной терапии, отличающая ее от всех иных терапевтических школ и направлений, заключается в эмпирическом исследовании «машинальных» («автоматических») мыслей, выводов и предположений клиента.

Мы используем следующий вариант работы с автоматическими мыслями пациента, предлагая ему отслеживать их не только на сеансе, но и между ними по авторской схеме в виде традиционной формы структурированного дневника самонаблюдения.

Формула, как поясняем мы пациенту, которая наиболее достоверно отражает процесс формирования эмоций и стресса выглядит следующим образом:

 

С®М®Э®Р

 

Где:

«с» — события;

«м» — мысли или оценка данного события;

«э» — эмоции (например, радость, гнев, страх или печаль);

«р» — телесная (например, учащенное сердцебиение или ощущение дрожи в теле) и поведенческие реакции ( например, отстаивание своей позиции или избегание конфликтов).

 Важно проследить за теми состояниями депрессии в которые вы регулярно погружаетесь более широко. Ключом к пониманию механизма формирования и поддержания депрессии будет самонаблюдение. Это потребует от вас работы детектива, причем объектом расследования будете вы сами. Вам предстоит  изучить себя в различных типичных ситуациях, в которых у вас возникает или усиливается депрессивное реагирование, наблюдая и фиксируя свои эмоции, поведение и предшествующие им мысли. Заведите дневник, куда будете заносить те же блоки информации, которые перечислены в вышеописанной формуле. Она же и станет основой для таблицы нашего ретроспективного аналитического дневника самонаблюдения.

Структурированный дневник по отслеживанию отрицательных эмоций и мыслей их породивших

 

События

Мысли

Эмоции

Реакции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Этот процесс может представляться весьма трудным и даже титаническим, но в действительности все не так уж сложно. Начните с выделения нескольких минут в день на то, чтобы описать по предложенной схеме те ситуации, которые вызвали у вас негативные эмоции в прошедшие сутки. Причем, не обязательно указывать только печаль, тоску и уныние. Стоит начать обучение с фиксации всех отрицательных эмоций, которые вы испытываете.

Формулируя дисфункциональные убеждения и представления пациента о самом себе, собственном опыте и собственном будущем в виде гипотез, психотерапевт затем предлагает пациенту с помощью определенных процедур проверить достоверность этих гипотез. Практически любой внутренний опыт может стать отправной точкой эксперимента по проверке негативных представлений или убеждений клиента. К примеру, если он считает, что окружающие отворачиваются от него с отвращением, психотерапевт помогает ему выработать систему критериев для оценки человеческих реакций и затем побуждает объективно оценить жесты, мимику и поведение людей.

Как правило, курс когнитивной терапии состоит из 15-25 сессий, с недельными интервалами между ними. С пациентами со средней и тяжелой степенью депрессии интервью обычно проводятся дважды в неделю на протяжении минимум 4-5 недель, и затем раз в неделю в течение 10-15 недель. Последние встречи пациента с терапевтом в рамках регулярного курса терапии обычно проводятся раз в две недели, после чего рекомендуется курс поддерживающей терапии. Эти дополнительные встречи могут проводиться на регулярной основе или с перерывами по усмотрению пациента. Обычно, среднестатистический пациент приходит к когнитивно-поведенческому психотерапевту 3-4 раза за год по завершении официального курса терапии.

 

Цель терапии ― выявить проблемное поведение, ситуативные проблемы, ключевые автоматические мысли и основные схемы. Последнее используется только в качестве примеров, вспомогательного инструмента, чтобы объяснить проблемы поведения, понять характерные проблемные ситуации и обозначить возможные задействованные схемы и внутренние позиции.

Пациент и психотерапевт вместе обсуждают, как бороться с проблемой, пытаются определить дисфункциональные паттерны мышления и найти им альтернативы. Такая модель ― это сотрудничество двух ученых, работающих в одной сфере деятельности. Безусловно, данный подход подразумевает наличие определенного интеллекта и возможность рефлексии пациента. В любом случае психотерапевту следует объяснять пациенту на его языке и в его парадигме восприятия те базовые принципы, на которые опирается когнитивно-поведенческое направление. Пациент ― не менее важный и действенный участник лечебного процесса, и желательно, чтобы он ориентировался в происходящем и принимал активное участие в терапии, в том числе и в форме самостоятельной работы над собой.Хотя психотерапевт всегда занимает активную директивную позицию, но основной стиль терапии ― деликатный опрос, так называемые сократовские диалоги, наводящие вопросы и стимулирующие комментарии. Эмпатически ориентированный опрос, сфокусированный на ошибках и искажениях, лучше способствует прояснению проблем и поиску путей их решения по сравнению с обычными разговорами и предписаниями. Психотерапевт и пациент обсуждают проблему, на основе проведенного обсуждения совместно ставят задачу, например, опробовать новый способ поведения, выявить непроизвольные мысли, возникающие в определенных ситуациях, начать поиск альтернативных путей интерпретации. Назначаемые пациенту домашние задания служат связующим звеном между основными сеансами и обеспечивают  непрерывность психотерапевтического процесса. Выполнение домашней работы также способствует развитию самоконтроля и умению работать в сотрудничестве

 ТРАНСОВЫЕ МЕТОДИКИ

Этот метод применяется в комплексной терапии психосоматических расстройств, при наличии сильного сопротивления клиента к раскрывающим методам психотерапии, в качестве вспомогательного метода при расстройствах сна неорганической природы.

В середине и конце ХХ века в результате поиска обоснования феноменов гипноза было установлено, что состояния транса совершенно естественны — они возникают по нескольку раз в течение суток. Монотонная деятельность, фантазирование в условиях легкой расслабленности — все это хорошо знакомый нам опыт, в котором нет ничего мистического. В таких случаях говорят «человек задумался», хотя если спросить его о том, что именно он думал, вряд ли он точно и детально воспроизведет размышления. В эти моменты информация, полученная в состоянии бодрствования, как бы «раскладывается по мозговым полочкам». Нечто похожее происходит и в компьютерах, когда работают программы дефрагментации жесткого диска и разбросанные в разных местах файлы соединяются по общей тематике, именам регистров, или дате создания. Современная практика гипнотерапии как раз основывается на использовании (утилизации) этих естественным образом возникающих состояний. Гипнотерапия не является, строго говоря, методом психотерапии, с присущими ему основными компонентами, такими как, например, концепция личности, теория патологии и конфликтов. Она представляет собой методику — набор техник работы с трансовыми состояниями, позволяющими добиться заранее сформулированных терапевтических целей. Поэтому в современной практике гипнотерапия комбинируется с подходами из других направлений — психоанализа (Эриксон М., Росси Э., 1995), когнитивно-поведенческой терапии (Япко М., 2002; Томас-Дауд Е., 2003), гештальт-терапии и экзистенциальной терапии (Кинг М., Цитренбаум Ч., 1998).

Техника исполнения:

С согласия и после предварительного обсуждения целей и задач терапии с помощью специальных приемов-шаблонов неопределенной речи, перегрузки и диссоциации сознания современный гипнотерапевт вводит клиента в состояние транса легкой или средней степени. Клиент, как правило, может частично слышать и помнить высказывания терапевта, но предпочитает находиться в трансе.

В состоянии транса облегчается доступ к нашему бессознательному. Бессознательное существенно отличается по механизмам своей работы от  сознания. Оно существует как бы вне времени, одновременно воспринимая настоящее, прошлое и будущее и мыслит не словами и абстрактными построениями, а конкретными образами. Основа его «мышления» — разнообразные образные ассоциации, в которых отражается сходство (тождество) множества процессов. Возникающие в ходе транса  идеодинамические процессы возбуждают реакции непосредственно, по мере своего протекания, в отличие от мыслей, подвергаемых цензуре. На этом уровне мы способны интуитивно постичь гораздо больше, чем на уровне абстрактных логических построений.

Довольно большая часть наших проблем связана с тем, что с точки зрения логики, мы противопоставляем возможные способы выхода из трудных ситуаций. Наиболее ярко это проявляется в депрессивном черно-белом (дихотомическом) мышлении — «я или король, или ничтожество». В отличие от этого в процессе анализа возможных решений мегакомпьютер нашего бессознательного учитывает все, не исключая и противопоставляя, а находя наиболее общие (тождественные по форме, изоморфические) элементы. И когда в состоянии транса психотерапевт рассказывает клиенту историю о том, как некий его друг, не решавшийся до этого вытащить занозу, все таки сделал это, и делает паузу после этих слов, бессознательное само может перенести  ощущение избавления от боли физической на область психического, позволяя войти в контакт с ресурсами клиента в форме психологических защит. Так осуществляется процесс передачи идей на чувственном уровне (Hartland, 1971).

ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ

Применяется только по показаниям в специализированных учреждениях,имеющих соответствующую лицензию на медицинскую деятельность. В качестве показаний выступают психозы, длительные расстройства настроения эндогенной природы, некоторые затяжные неврозы,химические зависимости и психосоматические расстройства.

 

Последние публикации

20.03.2020

Реферат Романа Жураковского. Стратегия работы с истерическими, соматоформными и конверсионными расстройствами Стратегия работы с истерическими, соматоформными и конверсионными расстройствами

20.03.2020

Реферат Ирины Шляйферт. Техники работы с механизмами прерывания контакта( дефлексия, профлексия, девалидизация) Техники работы с механизмами прерывания контакта( дефлексия, профлексия, девалидизация)

20.03.2020

Рябинина А.Ю. «История развития метода и его место в мировой и отечественной психотерапии» «История развития метода и его место в мировой и отечественной психотерапии»

и ещё 44 публикаций